Газета "православна сумщина"

Записки паломника

      Иерусалим, Иерусалим… Вот уже несколько месяцев эти слова звучали в моем сердце, когда мне кто-то говорил, что недавно побывал в Святой Земле. И всякий раз я понимал, что не мне грешному быть в образе паломника у святынь, связанных с земной жизнью Спасителя.

          Но вот, заботой моих друзей, которые уже несколько лет живут в Израиле, и которые оплатили для меня туристическую поездку по святым местам Израиля, я в самолете направляюсь в новый для меня мир, мир о котором я слышал и читал так много, что теперь просто не верилось все происходящее со мной.

         Мы прилетели поздней ночью и впрямь очутились в новом мире, где растут величественные пальмы, где стоят полные плодов лимонные деревья и воздух прогрет восточным солнцем до + 20, а на календаре 21 февраля и в Сумах при выезде из города было – 10.

          Каждый день наш автобус везет нас к новой для нас святыне и кажется, что каждое место на Святой Земле  наполнено святостью и даже сам воздух источает ее.

          Я, конечно же не смогу рассказать о всей поездке, это невозможно, хотя бы потому что не перечислить всех историй рассказанных нам нашим гидом, и словами не передать того чувства соприкосновения со святынями, которое принадлежало нам все 8 дней нашего паломничества. Я только остановлюсь на некоторых эпизодах, которые взволновали меня больше всего.

            Первое что поражает на Святой Земле – это совершенно другой, чем у нас, уклад жизни. Израиль очень религиозная страна и везде можно увидеть то ортодоксального еврея в черной шляпе, то женщин, закутанных в восточные платки, то арабов в «арафатках», и никто не стесняется своей веры, все как бы хотят громко заявить, что моя вера имеет высший смысл в моей жизни. И не смотря на то что мы находимся в чужой стране, не отличающейся верой во Христа, тоже хочется идти везде в подряснике с крестом на груди, радуясь что я верю в Бога. Вскоре нам рассказали, что Израиль до провозглашения независимости в 1967 году, был выжженной пустыней, и что усилиями местных жителей, были посажены все деревья, которые растут в этой местности в скальной породе, где нет ни горсти земли. К каждому растению протянуты трубочки с водой и капельной системой орошения напояется все живое, и от этого Израиль становится цветущим садом. По правую и левую стороны узких улочек друг против друга стоят дома евреев и арабов, и, несмотря на не простую политическую ситуацию они могут уживаться друг с другом.

         Утром и вечером с минарета раздается громкий призыв муэдзина к молитве мусульман, а в пятницу вечером, когда у евреев наступает шабат, (время субботнего покоя), закрываются все магазины и прекращается движение транспорта по всей стране.

     В один из дней мы, преодолев на автобусе 500 км иудейской пустыни, прибыли в Египет к подножию горы Синай, где находится Свято-Екатерининский монастырь, основанный 16 веков тому назад. В этом монастыре находятся мощи святой великомученицы Екатерина на руке которой сияет перстень, дарованный ей Господом нашим Иисусом Христом в знак ее обручения с Небесным Женихом. Здесь же и иконы 5 века, написанные восковыми красками и Неопалимая Купина, у которой стоял в трепете перед Богом Моисей.

        Около первого часа ночи началось наше восхождение на гору Синай, высота которой 2300 м, а чтобы подняться на эту гору нужно пройти по серпантину до 10 км. Мы шли четыре с половиной часа, чтобы успеть встретить рассвет. Облака плыли под нашими ногами, иной раз и мы стояли окутанные дымкой облаков и сквозь них, словно огненными стрелами пронзали лучи восходящего солнца, освещая горы и наши радостные лица. Здесь на этой вершине Господь произнес десять заповедей, ставших Ветхим Заветом между Богом и людьми. И вот уже все паломники, приехавшие из разных стран, стали петь на разных языках молитвы, служить благодарственные службы, и, казалось, что на Земле все едины, потому что взоры всех обращены к одному Богу. Я вдруг понял, что все мы поднимались не для того только, чтобы полюбоваться красотами рассвета, а, прежде всего, проделывая этот тяжелый путь, хотя бы отчасти искупить свою вину перед Законом Божиим, своим восхождением устремить свои души горе.

        И вот мы снова в Иерусалиме. Мы идем по viadolorosa(дорога страданий), по которой Господь, неся на себе крест, шел на Голгофу. Мы идем в тишине мимо кричащих арабов, призывающих нас зайти в их торговые лавки, и мы понимаем, что ничего не изменилось спустя 2000 лет. Так же шумно было и тогда в Страстную пятницу, когда кровь и пот Спасителя крупными каплями обагряли каменную дорогу. Со слезами на глазах, то ли от  сознания своих грехов, то ли от горечи за наше людское жестокосердие, каждый шаг наполняется верой в необъятную любовь Бога, которую не могут сломить даже насмешливые взгляды иноверцев. И только сердце взволновано шепчет: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго». Дорога через Судные Врата поднимается к Голгофе в Храм Воскресения Христова, где стоит крест и на нем Распятый Владыка. И только ты видишь Лик Господа, как понимаешь, что попадаешь в объятия Бога и нет и не может быть на земле другого счастливого момента в твоей жизни, чем этот…

         В ночь с субботы на воскресенье мы молились на Гробе Господнем. В храме было много людей, приехавших из разных стран, а также более 60 священников. Только великой милостью можно назвать тот факт, что мне довелось служить в числе 12 священников Литургию на Гробе Господнем и причаститься Святых Христовых Тайн. Поскольку Литургию возглавляли три архиерея, то служба совершалась на трех языках: греческом, молдавском и славянском. Великая была радость, когда греческий владыка вручил мне Чашу для причащения мирян. К причастию подходили итальянцы и французы, болгары и молдаване, черногорцы, украинцы и казалось, что нет на земле разделений и споров, что нет войн, что Пасха Христова не прекращается, что только мы сами прекращаем ее радость в своем сердце ожесточением и нелюбовью.

         Перед нашим отъездом на родину мы снова побывали в Храме Воскресения Христова где, при входе лежит камень помазания. Благоухание от этого камня, наверное, может растопить самое ожесточенное сердце, вот и плачет у него душа каждого, кто, забыв о том, что он хотел попросить у Бога, просто в немом состоянии благодарит Творца. И невольно вспоминаются слова из благодарственного акафиста «Слава Богу за все»: «Через ледяную цепь веков я чувствую тепло Твоего Божественного дыхания, слышу струящуюся кровь. Ты уже близок, часть времени рассеялась, Я вижу Твой Крест – он ради меня. Мой дух в прахе пред Крестом, здесь не умолкает во веки хвала: Аллилуия!

                                                                Прот. Максим Денисенко

Анонсы

Фотоальбомы